Вернуться на главную страницу

Шунрю Судзуки
Дзен посещения туалета

Материал представляет собой перевод слов Шунрю Судзуки ""The Zen of Going to the Rest Room" из книги "Not Always So". В нем отмечены наиболее важные места.

Перевод: Владимир Стариков & Мария Глазунова 


"К счастью или к несчастью, даже если нам это не нравится, нам надо ходить в туалет, в этот вонючий туалет. Я, конечно, извиняюсь, но я так понимаю, что мы должны ходить в туалет на протяжении всей жизни."


Как вы себя чувствуете прямо сейчас? [смеётся] Я не знаю, как вы себя чувствуете, но себя я чувствую, как будто я только что вышел из туалета. Поскольку я весьма стар, я часто посещаю туалет. Даже когда я был молодым, я посещал туалет гораздо чаще других, и поэтому, в связи с этим, у меня иногда было преимущество. Когда я прибыл в монастырь Эйхеджи и практиковал тангарё [период непрерывного сидения на несколько дней, необходимый для допуска в Дзен монастырь], я мог посещать туалет без чувства вины – ведь это было просто необходимо! Я был так счастлив сходить в туалет. Я думаю, что посещение туалета – это хороший способ посмотреть на нашу практику под таким углом зрения.    

Дзен мастер Уммон, наверное, был первым, кто увидел связь между нашей практикой и туалетом. "В чём твоя практика? Что есть Будда?" – кто-то спросил его. "Туалетная бумага" – ответил он. На самом деле, это сегодня туалетная бумага, а тогда он ответил: "То, чем ты подтираешься в туалете". Вот что он сказал. И с тех пор многие мастера Дзен думали об этом, практикуя коан "Что такое туалетная бумага?". Что он имел в виду под этим?

В нашей повседневной жизни мы можем кушать разную еду, хорошую и плохую, изысканную и простую, вкусную и не очень. А потом нам необходимо сходить в туалет. Точно так же, после наполнения нашего ума, мы практикуем дзадзен. Иначе наш мыслительный процесс постепенно станет совершенно нездоровым. Нам необходимо очищать свой ум перед тем, как изучать что-либо. Это как рисовать что-то на белой бумаге, ведь если вы не используете чистую белую бумагу, вы не нарисуете то, что вы хотите. Поэтому и необходимо возвращаться в своё исходное состояние [ума], в котором не на что смотреть и не о чём думать. Тогда вам будет понятно, что вы делаете.

Чем больше вы практикуете дзадзен, тем больше вас будет интересовать повседневная жизнь. Вы обнаружите, что в ней необходимо, а что – нет, что нужно исправить и что особо выделить. Итак, с помощью практики вы будете знать, как организовать свою жизнь. Это умение точно увидеть свою ситуацию, очистив ум, и начать со своей исходной стартовой позиции. И это похоже на посещение туалета.

Наша культура основана на идее приобретения или накопления чего-либо. Например, наука – это накопление знаний. Я не думаю, что современный учёный более велик, чем учёный шестнадцатого столетия. Вся разница в количестве накопленных научных знаний. Это, конечно, хорошо, но и, в то же время, опасно. Мы в опасности быть погребёнными под грузом накопленных знаний. Это как попытка выжить, не посещая туалет. Мы уже как бы плывём в пруду с загрязнённой водой и дышим нечистым воздухом и при этом рассуждаем об этом загрязнении. Точно так же мы еле выживаем от загрязнения нашими знаниями.

Каждый из нас знает, как посетить туалет, не привязываясь к чему-либо в нашем теле. Когда мы осознаем, что у нас уже всё есть, мы не будем ни к чему привязаны. В самом деле, у нас всё есть. Даже без полётов на Луну, она у нас есть. Попытка полететь на Луну означает, что мы думаем, что Луна ещё не наша.

Наш ум, как говорил Будда, един со всем. Всё существует внутри нашего ума. Если мы понимаем вещи таким образом, то тогда мы будем понимать и нашу деятельность. Изучать что-либо означает понимать это в полной мере. Понимать что-либо в полной мере означает не привязываться к вещам. И когда мы не привязываемся к вещам, всё становится нашим. Наша практика заключается в осознавании такого большого ума или, другими словами, идти за пределы каждого существа, включая себя, и позволить себе действовать естественным образом. Такова практика дзадзена. Во время практики дзадзена мы фактически очищаемся от различных привязанностей.

Мы очень сильно боимся смерти. Но когда мы становимся достаточно зрелыми, мы понимаем, что смерть – это то, что должно с нами произойти. Если вы умираете молодым, то это ужасная вещь. Если умру я, то это не будет так ужасно ни для меня, ни для вас, потому что я достаточно зрелый, чтобы умереть. Я понимаю свою жизнь очень хорошо, как она происходит за один день или за один год, за шестьдесят или сто лет. Итак, в любом случае, когда вы становитесь зрелым и опытным, уже "съев собаку" в этой жизни, я думаю, вы будете счастливы умереть так же, как вы счастливы посетить туалет. Вот так это происходит.

У старика в восемьдесят или девяносто лет не так и много проблем. Старики могут страдать физически, но это страдание не столь уж велико, как вы думаете. В молодости смерть воспринимается, как что-то ужасное, поэтому, если вы умираете молодым, то именно с такими мыслями. Существует определённый предел у нашей возможности терпеть физические страдания. И у ума тоже есть предел возможного, но мы думаем иначе. Поэтому у нас безграничное страдание от безграничного желания. Согласно Будде, такой тип желания и создаёт наши проблемы. Мы накапливаем наши проблемы, одна за другой, с этим безграничным желанием и в итоге получаем глубинный страх.

В самом деле, у нас не будет много проблем, когда мы знаем, как очищать свой ум. Так же, как мы посещаем туалет каждый день, мы практикуем дзадзен каждый день. Лучшая практика в монастырской жизни – это уборка в туалете. Куда бы вы ни пошли, в какой бы монастырь ни попали, в нём всегда будет специальный уполномоченный по уборке туалета. Мы убираем в туалете не только потому, что там грязно. Грязно там или нет, мы в любом случае делаем уборку, пока не избавимся от идей о чистом и нечистом. И когда уборка происходит таким образом, то, на самом деле, это практика дзадзен. Может показаться трудным распространить практику дзадзен на повседневную жизнь, но, на самом деле, это довольно просто. Только наша лень делает это трудным, только и всего. Вот почему мы делаем упор на длительности и необходимости продолжать нашу практику. Не должно быть никаких остановок в практике, практика должна продолжаться, мгновение за мгновением.

Некоторые ученики, кто очень упорно практикует дзадзен, склонны игнорировать повседневную жизнь. И если кто-нибудь [из них] достигает просветления, они могут сказать: "Я достиг просветления под руководством великого мастера Дзен, поэтому, что бы я ни делал, всё будет правильно. У меня полная свобода от плохого и хорошего. Только те, у кого нет опыта просветления, застревают в идее о хорошем и плохом". Говорить таким образом означает игнорировать повседневную жизнь. Они не заботятся о своей жизни. Они не знают, как организовать свою жизнь и в каком ритме её проживать. Знать ритм наших жизней означает понимать, что мы делаем. Необходимо видеть нашу деятельность с ясным умом практики дзадзен.

Я приехал в Америку, потому что в Японии у меня было слишком много проблем. Я не уверен, но, наверное, в связи с этим я приехал в Америку. Когда я был в Японии, я не практиковал дзадзен так, как я это делаю здесь. Сейчас у меня совершенно иные проблемы по сравнению с Японией. И даже хотя я практикую дзадзен с вами, мой ум подобен мусорной корзине. И даже хотя я в Америке, которая называется свободной страной, мой ум подобен мусорной корзине. Я японец, и у меня здесь много друзей японцев, поэтому у меня много проблем, свойственных большинству японцев, в дополнение к другим проблемам. Иногда мне становится интересно: а что я тут, вообще, делаю? Но когда я ясно знаю, что я делаю, без всякой переоценки или недооценки, очень честно и правдиво, то у меня не так уж и тяжело на уме. Особенно огромную помощь в этом оказывает практика дзадзен. Я бы не выжил со своим образом жизни, если бы я не практиковал дзадзен. Я начал практиковать в молодые годы. Но, тем не менее, моя практика в истинном смысле началась после прибытия в Сан Франциско.

Вам, возможно, довольно сложно быть вместе со мной. Я знаю, что мои действия – это вызов для вас. Но это стремление понять вещи под другим углом зрения невозможно осуществить без общения с людьми, получившими воспитание в другой культурной среде. Это наша слабость, когда мы понимаем вещи, исходя из нашей личной или национальной точки зрения, и, если мы так поступаем, то мы не можем развивать свою культуру в её истинном смысле. И если наша культура доходит до такой стадии, то единственный способ её оздоровления – это участие в деятельности представителей различных культур. Тогда вы будете понимать себя лучше, так же, как и я стал понимать себя и дзадзен лучше после прибытия в Сан Франциско.

Когда вы понимаете себя и других лучше, вы просто можете быть самим собой. Просто быть хорошим американцем означает быть и хорошим японцем, и быть хорошим японцем - это значит быть хорошим американцем. Поскольку мы держимся за японский или американский путь, наш ум становится похожим на корзину для макулатуры. Если для вас это становится заметным, вы поймёте, насколько это важно практиковать дзадзен. К счастью или к несчастью, даже если нам это не нравится, нам надо ходить в туалет, в этот вонючий туалет. Я, конечно, извиняюсь, но я так понимаю, что мы должны ходить в туалет на протяжении всей жизни.

Будь я помоложе, я бы сейчас спел японскую народную песню о походе в туалет.

Большое спасибо.